Политика индустриализации и коллективизации в СССР в 1930-е годы

 Политика индустриализации и коллективизации в СССР в 1930-е годыВ конце 20-х гг. произошла смена экономической стратегии страны. Вместо новой экономической политики стала проводиться в жизнь политика форсированной индустриализации. Первый пятилетний план развития народного хозяйства /1928/29 – 1932/33 гг./ разрабатывался и был принят с учетом принципов нэпа и в частности был рассчитан на сбалансированное развитие всех основных отраслей народного хозяйства. В 1929 г. Сталин заявил о необходимости пере¬смотра заданий первого пятилетнего плана в сторону их существенного увеличения. Политика индустриализации и коллективизации в СССР в 1930-е годыВ конце 20-х гг. произошла смена экономической стратегии страны. Вместо новой экономической политики стала проводиться в жизнь политика форсированной индустриализации. Первый пятилетний план развития народного хозяйства /1928/29 – 1932/33 гг./ разрабатывался и был принят с учетом принципов нэпа и в частности был рассчитан на сбалансированное развитие всех основных отраслей народного хозяйства. В 1929 г. Сталин заявил о необходимости пере¬смотра заданий первого пятилетнего плана в сторону их существенного увеличения.

Для руководства экономикой были созданы новые органы управления. В 1932 г. был ликвидирован ВСНХ, а вместо него сначала образовано 4 отраслевых наркомата, а к концу 30-х годов их количество возросло до 20. Наркоматы со строгой вертикальной структурой подчинения, доходящей до каждого отдельного предприятия, были идеальной формой для внедрения в экономику административно-командных методов управления.

В условиях экономического кризиса, охватившего капиталистический мир в 1929 г., советской стране трудно было рассчитывать на получение внешних источников финансирования индустриализации. Приходилось рассчитывать только на внутренние источники накопления средств и прежде всего на сельское хозяйство. Форсированную индустриализацию и коллективизацию сельского хозяйства необходимо рассматривать как две стороны одного и того же процесса, направленного на ускорение темпов социально-экономического развития. Не случайно начало массовой коллективизации также приходится на 1929 г.

В области промышленности новые показатели первого пятилетнего плана выглядели следующим образом: по чугуну вместо 10 млн. т. было утверждено 17 млн. т., по тракторам вместо 53 тыс. шт.— 170, по автомашинам вместо 100 тыс. шт.— 200.

Для того чтобы обеспечить выполнение производственных заданий, стоящих перед промышленностью, требовалось в таких же размерах «подстегнуть» темпы развития сельского хозяйства. В ноябре 1929 г. была поставлена задача форсировать темпы социалистического преобразования сельского хозяйства, а в январе 1930 г. был утвержден график коллективизации. В соответствии с ним к концу пятилетки в колхозах должно было находиться не 20, а 80—90% крестьянских хозяйств. Естественно, что достичь этого в столь короткие сроки можно было только путем насилия над крестьянином.

Итоги первой пятилетки можно рассматривать двояко. С одной стороны, в области промышленности страна в 1928—1932 гг. переживала большой подъем. В результате массовой коллективизации было «раскулачено» почти 15% крестьянства страны, причем его наиболее хозяйственного слоя. Завершение этого процесса привело страну к страшному голоду 1932—1933 гг., когда в мирное время умерло по разным подсчетам от 3 до 10 млн. человек. Индустриализация проходила за счет снижения жизненного уровня городского населения, характерным показателем которого являлось существование в 1929—1933 гг. карточной системы снабжения населения.

Советское руководство сделало серьезные выводы из уроков первой пятилетки и на XVII съезде ВКП(б) при обсуждении показателей второго пятилетнего плана /1933 – 1937 гг./ курс на дальнейшее форсирование экономического развития страны был подвергнут существенной корректировке. В области промышленности были утверждены более реальные задания по ежегодному росту производства, а в сельском хозяйстве предусматривалось лишь закрепление достигнутого уровня коллективизации. Произошло некоторое ослабление директивного давления на экономику, были реорганизованы органы управления ею.

Все это привело к тому, что хотя вторая пятилетка в области промышленности, как и первая не была выполнена в полном объеме, однако промышленность в эти годы развивалась более динамично, чем в первой пятилетке. В результате героического труда рабочего класса был обеспечен существенный прирост производительности труда.

Сельское хозяйство страны в годы второй пятилетки продолжало оставаться в сложном положении, хотя и оно стало выходить из кризиса. В эти годы был завершен процесс сплошной коллективизации, так как к началу второй пятилетки в деревне сохранилось еще около 5 млн. единоличных хозяйств. Произошел значительный рост посевных площадей, главным образом в восточных районах страны, где «раскулаченные» крестьяне осваивали целинные и залежные земли, повысилась урожайность полей. В результате, уже в 1935 г. в стране была отменена карточная система распределения продуктов.

Третий пятилетний план развития народного хозяйства СССР /1938-1942 гг./ по основным экономическим приоритетам был составлен в русле политики, избранной сталинским руководством в начале 30-х гг. Его особенностью было то, что он должен был, используя достижения в области промышленности, направить их на обеспечение обороноспособности страны. Его осуществление было осложнено как внутренними проблемами, которые проявили себя во второй половине 30-х гг., так и изменением международного положения СССР.
За 1929—1937 гг. страна совершила беспрецедентный скачок в росте промышленной продукции (см. табл. 1). За это время в строй вступило около 6 тыс. крупных предприятий, то есть 600—700 ежегодно. Темпы роста тяжелой промышленности были в два-три раза выше, чем за 13 лет развития России перед первой мировой войной.

В результате страна обрела потенциал, который по отраслевой структуре и техническому оснащению находился в основном на уровне передовых капиталистических государств (см. табл. 2) По абсолютным объемам промышленного производства СССР в 1937 г. вышел на второе место после США (в 1913 г. – пятое место). Прекратился ввоз из-за рубежа более 100 видов промышленной продукции, в том числе цветных металлов, блюмингов, рельсопрокатных станов, экскаваторов, турбин, паровозов, тракторов, сельхозмашин, автомобилей, самолетов. В целом к 1937 г. удельный вес импорта в потреблении страны снизился до 1%.

Запись опубликована в рубрике Отечественная история. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий